Альпинисты блокадного Ленинграда

8 сентября 1941 года Ленинград оказался в блокадном кольце, начались каждодневные артиллерийские обстрелы и бомбёжки. Разведчики вынесли из-за линии фронта немецкий планшет с подробным планом Ленинграда. Особенно выделялись шпили, купола, кресты, с точным указанием расстояния до них. Это были своего рода артиллерийские “привязки”, благодаря которым немцы вели прицельный огонь. Сверкающие точки города нужно было замаскировать – закрасить или накрыть.

Ольга Фирсова
Ольга Фирсова на шпиле

Задача, с которой оперативно могут справиться верхолазы. Но почти все спортсмены-альпинисты ушли на фронт. С трудом разыскали четверых: Ольгу Фирсову (она возглавила бригаду, т.к. была самой опытной), Александру Пригожеву, Алоизия Зембу и Михаила Боброва. Так сформировалась бригада маскировщиков-верхолазов, которую возглавила Ольга. Шпиль Петропавловского собора и купол Исаакия со звонницами, позолота которых производилась с помощью гальванопластики и держалась прочно, решено было покрасить серой краской. Остальные шпили и купола – закрыть брезентовыми чехлами, так как они покрыты лепестками сусального золота, посаженными на клей. Если их покрасить, краска потом снимется вместе с тончайшей позолотой. Всего надо было укрыть 25 ярких шпилей и куполов.

 

работы на высоте
Укрытие шпиля Адмиралтейства

Сложнее всего была работа по укрытию шпилей: при сильном ветре амплитуда раскачивания шпиля Петропавловского собора доходит до двух метров. Технику альпинизма надо было приспособить к непривычным условиям. Шпиль Адмиралтейства надо было накрыть чехлом. Но как поднять его, весом в полтонны, на такую высоту? ГИОП выделил небольшой аэростат и летчика Владимира Судакова. Он подлетел к верхушке иглы и закрепил там блок с веревкой. По ней поднялись Михаил и Алоизий. Они закрепили там еще один блок для подъема чехла, а также накрыли мешком фрегат, шар и корону, украшающие острие шпиля. Покончив с верхушкой, они завели на место конец основного чехла, закрепили, и принялись оборачивать шпиль, как запахивают полы. Настал черёд для следующего этапа этой сложной работы. После того, как гигантский маскировочный “халат” был поднят и закреплён, надо было, постепенно расправляя мешковину, зашивать чехол. Эту операцию поручили Ольге Фирсовой и Але Пригожевой. На пронизывающем ветру, когда вокруг свистели осколки снарядов, женщины сшивали, озябшими руками, мешковину, сменяя друг друга каждые 3 – 4 часа. Сидеть приходилось в неудобной позе на тоненькой доске-седушке.  После сшивания они прочно зашпаготовали его, то есть, обвили его, виток за витком крепкой, толстой бечевой. До конца войны ещё много раз приходилось подниматься на шпиль, чтобы чинить чехол, который рвали осколки бомб и снарядов.

Наиболее сложным технически  был подъем на шпиль Петропавловского собора.  Это происходило так: В начале, по внутренней винтовой лестнице добрались до слухового окна, расположенного на высоте 103 метра. Сам шпиль имеет высоту 122 метра от земли. В те годы, это была самая высокая точка Ленинграда. Затем Бобров, по внутренним металлическим конструкциям поднялся выше, до основания шара. Здесь он дрелью проделал отверстие, пропустил страховочный трос с петлёй, наружу. От того же слухового окна Алоизий Земба, по наружным скобам на шпиле поднялся к шару. Однако, мороз и ураганный ветер (уже был декабрь), вынудили его, на этот раз, вернуться вниз. На другой день ветер несколько стих и Алоизию удалось миновать опасную зону. Алоизий и Михаил укрепили наверху стальные тросы и установили блоки, два для самих себя и два для подъёма вёдер с краской. Работали, вися на парашютных стропах. Через некоторое время алпнинисты переселились в Петропавловский собор, чтобы не тратить силы на дорогу домой и обратно; работали ночью. Ольга и Александра, закончив работы по маскировке Михайловского шпиля, тоже работали на Петропавловском соборе, окрашивая купол над алтарём.

работы на высоте
1943 г. М. Шестаков на Петропавловском шпиле.
работы на высоте
1942 г. Никольский собор.

Работа, сама по себе непростая, была осложнена тяжкими условиями блокадной жизни. К тому же от ветра и дождя, мороза, от осколков, пуль и бомб маскировочные чехлы часто рвались, осыпалась защитная краска (нанесенная в декабре, в мороз, она держалась не очень надежно). Но благодаря маскировке немцы “потеряли” свои артиллерийские “привязки”.

Скоро верхолазный отряд стал редеть. М.Боброва в конце 1941-го отозвали в армию. В начале 1942-го слегли и умерли Алоизий и Александра. Вся тяжесть забот по маскировке легла на Ольгу Фирсову. Но и она уже не могла подниматься наверх; тогда с передовой был отозван альпинист Михаил Шестаков. Вошли в состав бригады верхолазов виолончелист Андрей Сафонов и художница Татьяна Визель. Верхолазные работы были возобновлены в начале марта 1942 года. Пришлось дублировать покраску Петропавловского шпиля – дождь, снег, ветер сделали свое дело, и докрашивать, что не успели осенью

Ольга Фирсова единственная проработала всю войну и в сентябре 1945 г. закончила демаскировку шпилей.

работы на высоте
Снятие чехла со шпиля Адмиралтейства – 30.04.1945

Подвиг альпинистов спас многие жизни ленинградцев и ценные исторические и архитектурные памятники города. Вечная им память и огромное спасибо.

 

 

сморите также: